КУПИТЬ ЗАПИСЬ СЕМИНАРА
*Нажимая на кнопку, даю согласие на обработку моих персональных данных
 
КУПИТЬ ЗАПИСЬ СЕМИНАРА
*Нажимая на кнопку, даю согласие на обработку моих персональных данных
Click to order
Корзина
Total: 
Для моментального заказа программ 1С необходима информация об организации/физическом лице. Заполните, пожалуйста, данные формы
Юридическое/физическое лицо
ФИО/Наименование ИП/ООО
ИНН организации (физлица)
Телефон
Электронная почта
КПП организации
Вид деятельности
Адрес
Директор
Контактное лицо
Количество мест, на которых планируется работать в 1С
Payment method
НОВОСТИ

Два декрета подряд



Работника приняли на время отпуска сотрудницы по уходу за ребенком. Она не успела выйти, а забеременела снова и оформила отпуска уже из-за второго ребенка. Когда декретница приступила к обязанностям, замещающего работника уволили. Он оспорил действия организации.

Три инстанции встали на сторону уволенного и восстановили его. Срок трудового договора привязан к дате выхода основного работника из отпуска по уходу за первым ребенком. Когда он истек, замещавшего не уволили. В его трудовой договор не внесли изменения. Поскольку сотрудник продолжал работать, условие о сроке утратило силу. Увольнение признали незаконным.

Определение 3-го КСОЮ от 21.02.2022 N 88-1708/2022


ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 21 февраля 2022 г. N 88-1708/2022
Дело N 2-197/2021
УИД - 10RS0005-01-2021-000371-06
Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе
председательствующего Ирышковой Т.В.,
судей Смирновой О.В., Цоя А.А.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-197/2021 по иску Щ. к акционерному обществу "Россельхозбанк" (далее - АО "Россельхозбанк") о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда по кассационной жалобе АО "Россельхозбанк" на решение Костомукшского городского суда Республики Карелия от 25 марта 2021 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 14 сентября 2021 г.
Заслушав доклад судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции Смирновой О.В., выслушав объяснения представителя АО "Россельхозбанк" В., действующей по доверенности от 3 февраля 2021 г., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Бахтиной Н.И., полагавшей судебные акты законными и обоснованными, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Щ. обратилась в суд с иском АО "Россельхозбанк", просила признать приказ об увольнении от 15 января 2021 г. N 23-к/3500 незаконным, восстановить в должности ведущего операциониста операционного офиса N, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула за период с 19 января 2021 г. по день вынесения решения суда, компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб.
Решением Костомукшского городского суда Республики Карелия от 25 марта 2021 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 14 сентября 2021 г., исковые требования Щ. удовлетворены частично, признан незаконным приказ от 15 января 2021 г. N-к/3500 об увольнении, истец восстановлена в должности ведущего операциониста операционного офиса N с 20 января 2021 г., с ответчика в пользу Щ. взысканы заработная плата за время вынужденного прогула в размере 99 906,1 руб., компенсация морального вреда 20 000 руб.
В кассационной жалобе АО "Россельхозбанк" ставится вопрос об отмене судебных актов.
Проверив материалы, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения судебных постановлений, предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский процессуальный кодекс).
Судом при рассмотрении дела установлено, что 4 июня 2019 г. между Щ. и АО "Россельхозбанк" заключен трудовой договор, согласно которому работодатель предоставил истцу работу на период отпуска по уходу за ребенком до достижения возраста трех лет основного работника С.Т. по должности ведущий операционист операционного офиса N г. Костомукша Санкт-Петербургского регионального филиала.
Приказом от 28 января 2019 г. N-к/3500 С.Т. предоставлен отпуск по уходу за ребенком (дочерью Евой, <...> года рождения) до достижения возраста трех лет с 1 февраля 2019 г. по 31 июля 2020 г.
Окончание срока действия срочного трудового договора обусловлено наступлением конкретного события - окончанием периода отпуска по уходу за ребенком основного работника С.Т.
23 марта 2020 г. С.Т. обратилась к работодателю с заявлением о предоставлении ей отпуска по беременности и родам с 23 марта 2020 г. Приказом от 23 марта 2020 г. N С.Т. предоставлен отпуск по беременности и родам с 23 марта 2020 г. по 9 августа 2020 г. На основании заявления С.Т. от 15 июня 2020 г. ей предоставлен дополнительный отпуск по беременности и родам с 10 августа 2020 г. по 25 августа 2020 г.
12 июля 2020 г. С.Т. обратилась с заявлением о предоставлении ей отпуска по уходу за ребенком С.С., <...> года рождения, до достижения им возраста трех лет. Приказом от 23 июля 2020 г. N-к/3500 С.Т. предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет с 26 августа 2020 г. по 26 ноября 2021 г. и отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет с 27 ноября 2021 г. по 26 мая 2023 г.
31 декабря 2020 г. С.Т. обратилась к работодателю с заявлением о входе на работу с 20 января 2021 г.
12 января 2021 г. истцу направлено уведомление о прекращении срочного трудового договора с 19 января 2021 г. на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового Кодекса Российской Федерации (далее - Трудовой кодекс) в связи с истечением срока трудового договора.
15 января 2021 г. истец обратилась с заявлением о продлении срока трудового договора в связи с ее беременностью, представив справку от 15 января 2021 г. N. Приказом от 15 января 2021 г. N-к/3500 истец уволена 19 января 2021 г. в связи с истечением срока трудового договора. 18 января 2021 г. Щ. ознакомлена с приказом об увольнении.
Приказом от 18 января 2021 г. N-од/3500 С.Т. считается приступившей к исполнению должностных обязанностей в связи с выходом из отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет с 20 января 2021 г. На основании приказа от 29 января 2021 г. N-од/3500 С.Т. предоставлен отпуск по уходу за детьми.
Разрешая спор и частично удовлетворения исковые требования, суд первой инстанции, руководствуясь статьями 57 - 59, 79, 84.1, 139, 261 Трудового кодекса, разъяснениями, содержащимися в пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", установив, что окончание трудового договора истца обусловлено датой выхода из отпуска по уходу за ребенком основного работника - 31 июля 2020 г., принимая во внимание дальнейшее выполнение работником трудовых функций в отсутствие действий сторон по расторжению и изменению трудового договора, исходил из утраты силы условия о срочном характере трудового договора и, как следствие, заключении трудового договора на неопределенный срок.
Учитывая, что истец фактически работала по трудовому договору, заключенному на неопределенный срок, суд первой инстанции признал приказ об увольнении на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового Кодекса незаконным, восстановив истца в прежней должности. Исходя из доказанности нарушения трудовых прав Щ., суд первой инстанции взыскал с ответчика компенсацию морального вреда в присужденном размере с учетом характера нарушенных прав работника и степени вины ответчика.
С выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия.
Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции полагает, что выводы, содержащиеся в обжалуемых судебных постановлениях, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанции, нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения - части 4 статьи 58, абзацу второму части 1 статьи 59, пункту 2 части 1 статьи 77, статье 79 Трудового кодекса.
Доводы кассационной жалобы об установлении конкретного события окончания трудового договора, невозможности перевода беременного сотрудника на иную работу, намерение основного работника приступить к выполнению трудовых обязанностей, что при восстановлении истца на работе становится затруднительным аналогичны позиции ответчика в суде первой инстанции и доводам апелляционной жалобы, выражают несогласие с данной судом оценкой доказательств, а также установленными судом обстоятельствами, не опровергают законные выводы суда о признании приказа об увольнении незаконным и не могут служить основанием для пересмотра судебного постановления в кассационном порядке.
В соответствии с частью 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.
При таких обстоятельствах, а также учитывая общепризнанный принцип правовой определенности, являющийся одним из условий права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренный статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, судебная коллегия по гражданским делам не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены вступивших в законную силу судебных актов.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Костомукшского городского суда Республики Карелия от 25 марта 2021 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 14 сентября 2021 г. оставить без изменения, кассационную жалобу АО "Россельхозбанк" - без удовлетворения.